Вы здесь

ПОД СОСНОЙ

Это было много-много лет назад. Шли две путницы по дороге. По всему видать, бабушка с внучкой. Решили передохнуть под сосной:

- Охо-хо, Настенька. Вот пришли, слава Богу! Притоптались мои ноженьки к старости. Давай, Настенька, ричку перейдем да и седем, воде, на бережку, у сосны. Ни пошла бы нипочем на повоз, да давно не бывала на могилке у Афанасия. Гневается, поди, на меня.
- Ох-хо, Настенька, вишь красота-то какая. Шумит сосна. Воде и седем рядком. Отдохнем, старая да малая. Лони ровно я ходчая шла, али нет? Вот, ужо, ягодку тебе сорву, мотри, какая спелая. А вот сосна-то наша все растет да радует всех, пешего и конного. Че ей деется – века стоит. Ишь смола-янтарь обливает зарубины, лечит себя дерево. Заговоренная она, сосна-то, заветная. Хто знает, ковды это было, а посадил сосну ету человек хороший, да завечал всем: либо о деле каком ручаться, либо слово давать, либо обещать ждать – ту сосну во свидетели брать. На угоре этом, где мы топереча сидим, и девушки во солдаты парней провожали. Тайком вдвоем и кольчиками менялись. А хто сосну губить будет, тому по завету – горю быть, немочи и хвори. Знавала ли Кузьму Огарковскова? ( Што это я старая, говорю, годков тебе ишшо мало). Дак позалони рубил сосну, да хвастался: «Во де я, не боюсь заветов!» А бают, здоравье ево худо стало, забегал по снегу босиком, одёжу на себе рвал, увезли тожно его и в больниче заперли. Вот, дитятко, что деется, на белом свете. Я стара, не доживу, а ты расскажошь своим мнукам, да накажи, пусь берегут сосну. Не дворечь каменной, не хоромы какие, а вольно тут, баско всем. Ну, пойдем, Настенька, худо вижу, ужо не Коля ли едет на лошаде, могет и подвезет. Ну, с Богом.
Записано в июле 1963 года со слов жительницы деревни Братухино Марии Алексеевны Подобиной 1893 года рождения.